Как продать $20 за $200, или эффект Базермана

Продать 20 долларов за 200, увеличив начальный капитал в 10 раз за полчаса реально. Причём речь о фальшивых или диковинных купюрах с историей не идёт, стандартная американская банкнота.

Как это работает?

Профессор Гарвардской Школы Бизнеса Макс Базерман свыше двух десятков лет доказывает миру, что жадность — корень человеческих бед. Невероятный эксперимент, автором которого является Макс, носит название феномен Базермана. Каждый человек, связанный с финансами, рано или поздно сталкивается с ловушкой Базермана.

В это сложно поверить, но ежегодно преподаватель сбывает купюру в 20 долларов слушателям в аудитории за цену, в разы превосходящую номинал. И это не привычные российские поборы со студентов. На профессорский трюк добровольно покупаются не только новички-первокурсники, но и топ-менеджеры, и директора солидных компаний.

Личный рекорд знаменитого психолога — 204 доллара за умеренную двадцатку. Макс, словно аукционист, выставляет на торги банкноту в $20 и предлагает приобрести любому желающему, предложившему самую большую цену.

Условия импровизированных торгов предельно просты. Начальная цена лота — $1, шаг ценового предложения — $1, уступивший победителю участник отдаёт ведущему последнюю предложенную сумму.

Денежный капкан

Начало бывает на редкость динамичным. Желающих получить за пару-тройку баксов купюру большим достоинством оказывается предостаточно. До 10 долларов за лот доходят резво.

На сумме в $12–13 круг желающих сужается, как правило, до 2 человек. Каждый соперник уже понимает, что теряет собственные средства, но продолжает соперничество.

Как только сумма на кону достигает $21, публика взрывается смехом. Игроки чётко осознают, что уходят выше нарицательной стоимости, что в плюсе точно никого не будет. Желание минимизации потерь мешает принять верное решение. Подсознание даёт сбой, ставка растёт.

При преодолении рубежа в 50–80 долларов, наблюдатели от смеха надрывают животы, но противники не сдаются, уходя ещё в больший минус. Собственно так же ведут себя игроки казино и фондовых рынков. Вместо того, чтобы зафиксировать убыток, одержимые пытаются отыграться.

Заветная купюра — мерило парадокса. За эти годы Макс ни разу не оказался в минусе. Аукцион никогда не останавливался на лоте ниже 20 долларов. Нежелание терять свои кровные отключает защитную реакцию.

Чему учит феномен Базермана?

Уязвимое место человека, особенно связанного с финансами — «loss aversion», или боязнь потери. Страх лишиться активов приводит к нерациональным, а порой и неадекватным поступкам.

Профессор хрестоматийным открытием пытается научить узловой стратегии, не позволяющей загнать себя в западню.

Чтобы не стать жертвой, нужно заблаговременно определить порог добровольной потери и прекратить активность при достижении допустимого лимита. Это правило касается торгов, азартных игр, бизнеса.

Как только в казино разрешённый себе рубеж пройден, игра заканчивается вопреки желаниям.

Когда убытки в бизнесе перевалили за установленную черту, его надо свернуть. Если выйдя на пределы всё еще кажется, что можно подняться, взяв заёмные средства, из бизнеса следует уходить в другую сферу.

Ещё Цицерон говорил, что не быть жадным — уже богатство, не быть расточительным — доход.

Кстати! Обвинять Макса Базермана в наживе на человеческом парадоксе не стоит. Вырученные средства профессор отдаёт на благотворительность.

2 комментария к “Как продать $20 за $200, или эффект Базермана”

  1. Константин

    По сравнению с обилием в лентах пустой писанины под громким названием «Статья!», это действительно и интересная и полезная информация. Автору спасибо!

  2. Ну не знаю… Я конечно не финансист, поэтому для меня ситуация выглядит совершенно иначе:
    Это ИГРА. И цель ее участников — ВЫИГРАТЬ. Просто сказать последнее слово. И всё! Вне зависимости от затрат и вне зависимости от возможного плюса или минуса. Если пара участников оказываются азартными — такая игра может очень сильно разогнаться.
    Хм… Пока писал — пришла в голову мысль, что примерно так выглядит торговая война Трампа с Китаем. Убытки обоих уже давно превзошли первоначально планируемый легкий и быстрый доход. И теперь вопрос для Трампа стоит очень просто: при одинаково (примерно) убытках оказаться победителем или лузером. Перед выборами. Как вы думаете, станет ли он думать о минимизации потерь.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *